Генеалогия Веригиных.

Веригины.
Фамилия Веригины одна самых узнаваемых фамилий в истории русского духоборчества. Известность этой фамилии принес лидер духоборцев «большой партии» Петр Васильевич Веригин.
«Веригой» в русском языке назывались железные цепи, кольца, кандалы, которые накладывали на ноги или руки преступникам, для того чтобы ограничить им свободу передвижения. В последствии монахи – аскеты заковывали себя веригами, для «умерщвления плоти». Кроме упомянутых цепей, колец и полос могли применять железные шляпы, железные подошвы, медные иконы, которые вешали на грудь с помощью цепи. Иногда цепь продевалась сквозь кожу или даже тело. Вес вериг мог достигать иногда нескольких десятков килограммов. Изнуряя себя веригами и истончая плоть, монахи истончали вместе с тем и грех. Цепи, носимые на теле подвижниками- аскетами, в сочетании с другими проявлениями телесного подвига, такими как ограничение в пище, лишение себя элементарных бытовых удобств, многочисленные земные поклоны. Целью этого умерщвления плоти являлось приготовление души к очищению от грехов. Впоследствии вериги стали использовать и обычные люди.
В переносном смысле Верига — бремя, обычно нравственное или душевное.
Образование фамилии «Веригин» произошло на Руси, когда кто-либо из предков был участником веригоношения и сторонником тех религиозных убеждений.
В исторических документах Веригины как и все духоборцы относились к сословию Однодворцев.
Однодворцы в Российской империи — сословие, социальный слой, возникший при расширении юго-восточных границ Русского государства и состоявший из военизированных землевладельцев, живших на окраинах государства и нёсших охрану пограничья. Имели право личного землевладения и владения крестьянами. Однодворцы не имели большинства дворянских прав и привилегий, платили налоги и несли повинности (в том числе рекрутскую) и были освобождены от телесных наказаний. Подавляющее большинство однодворцев выбирали в жены представительниц своего сословия, сословная принадлежность жен однодворцев тщательно фиксировалась в ревизских сказках 18 века.
Генеалогия Веригиных, когда их род принял духоборское вероисповедание, достаточно хорошо изучена. Это связано с тем, что после 1845г они компактно проживали на территории Российской Империи в Тифлисской губернии и документы с поименными и посемейными списками сохранились практически в полном объеме.
Наиболее сложный период для исследования генеалогии составляет отрезок проживания духоборцев на так называемых «Молочных Водах» Таврической губернии с 1805 по 1845 гг. Единственная перепись духоборцев, которую удалось найти, касалась их переезда из «Молочных вод» в «Закавказье» в период с 1841-45гг. Более ранних описей пока обнаружить не удалось.
Документально установлено, что на Молочных Водах в 1841-1845 гг. Веригины проживали в селениях Спасовка и Троицкое.
В селе Спасовка проживала семья:
1) Лукьян Прокофьевич Веригин (1789) и его племянник Иван Андреевич Веригин (1816)
Лукьян впоследствии станет дедушкой известного духоборца Петра Васильевича Веригина.
В селе Троицкое проживало 2 семьи Веригиных:
1) Игнат Иванович Веригин (1781) и его брат Андрей Иванович Веригин (1788)
2) Арефий Антонович Веригин (1787) и его брат Моисей Антонович (1781)
Из этой переписи невозможно установить , являются ли эти семьи родственными или нет. Если и являются, то неизвестно, в каком поколении у них общий предок.
В российских исторических архивах сохранились несколько документов, в которых указывается, из каких российских губерний однодворцы, подверженные духоборской ереси, заселяли Молочные воды с 1805 по 1810 годы. Так стало известно, что Веригины были переселены на Молочные Воды в 1804 году из Слободы Сухаревой Купянского уезда.
В Российской империи проводилось несколько переписей населения под названием «Ревизские Сказки».
Ревизские сказки это, по сути, перепись всех крестьян – государственных, крепостных, церковных, а также однодворцев. Не учитывались в сказках дворяне, духовенство (на них велись отдельные сказки), домашние учителя, мастера казенных заводов, лица, имеющие ученые или академические степени и др. категории.
Даты проведения ревизий.
1-я ревизия - началась в 1719 и продолжалась до 1727
2-я ревизия - началась в 1744 и закончилась в 1747
3-я ревизия - началась в 1762 и в основном завершилась к середине 1764
4-я ревизия - началась в 1781- закончилась в 1783
5-я ревизия - началась в 1795
6-я ревизия - началась в 1811
7-я ревизия - началась в 1815
8-я ревизия - началась в 1833
9-я ревизия - началась в 1850
10-я ревизия - началась в 1858
В Государственном архиве Харьковской Области (ГАХО) в фонде 31 опись 141 есть запись о жителях слободы Сухаревой.
- 6 ревизия за 1811 год -
Иван Федорович Веригин (40 лет ) и со своими сыновьями Игнат (16лет) Андрей (10лет) и со своими братьями Антоном (34 года) и Прокофьем (30лет) были переселены в Таврическую губернию в село Богдановку в 1804 году по причине духоборской ереси.
В документе также сообщается о сыновьях Прокофия, Андрее (8 лет) и Лукьяне (3 лет)
Это запись полностью подтверждает, что в момент переезда на Молочные Воды Веригины были кровными родственниками и переезжали одной семьей. Все старшие члены семьи были родными братьями. Иван, Антон, Прокофий.
- 5 Ревизия 1795 года -
В документах описывается семья Веригина Отец Федор 55 лет и три его сына Иван 27лет , Антон 21 года и Прокофий 17 лет.
- 4 ревизия 1762 года -
Состав семьи Федор Семенович Веригин 61 год его сын Федор Федорович (35 лет) и его внуки Иван и Антон
- 3 ревизия 1745 года -
Состав семьи Федор Семенович Веригин 44лет и его сын Федор Федорович 16 лет
- 2 ревизия 1722 года -
Федор Семенов сын Веригин 20 лет. Жена у него Федосья Яковлева 20 лет. В слободу Сухарева пришел из Царева – Борисово, где жил бурлаком.
Семейство Веригиных в начале 18 века проживали в Цареве-Борисове Харьковской губернии и были бурлаками.
Главная задача бурлаков заключалась в том, чтобы тащить парусные корабли против течения реки. Порой попутный ветер помогал им быстрее перемещать судно, но обычно эта работа представляла собой тяжёлый физический труд, и люди соглашались на неё только потому, что нуждались в деньгах. Однако, несмотря на тяжёлые условия, это был не рабский труд. Бурлакам платили деньги, и у них даже были добровольные союзы, благодаря которым они работали более эффективно. Чтобы работа казалась менее напряжённой, бурлаки поднимали настроение пением. «Эх, дубинушка, ухнем» была их любимой песней, которая пелась в один из самых тяжёлых моментов: когда судно трогается с места после подъёма якоря.
В бурлаки люди шли не от хорошей жизни: среди них хватало безземельных крестьян и просто бродяг. Заработок был, конечно, нерегулярный, плюс многое зависело от «шишки», как бурлаки называли своего бригадира, но обычно труд щедро вознаграждался. Сезон позволял работникам каната и лямки безбедно жить весь остальной год и содержать семью. И это — не считая питания, которое предоставлял работодатель. Последний был больше всех заинтересован в том, чтобы работники были сыты и полны сил: порой даже день задержки в пути мог вогнать купца в серьёзные долги. Хлеб, мясо, масло, рыба, чай, табак, даже икра — в России девятнадцатого века так питались далеко не все.
Сколько получали бурлаки за свой нелегкий труд?
В многотомнике "Материалы для географии и статистики России", который был издан в 1868 году, сообщается, что бурлачество было распространено среди крестьян. Причем, заработная плата бурлаков не была стабильной: чем больше спрос в данный момент, тем выше оплата. Самая высокая оплата - в период сенокоса, когда многие бурлаки уходили домой.
В качестве примера, приводится 1856 год, когда спрос на бурлаков был высокий и платили им хорошо. Одна артель из крестьян Пензенской губернии уже к июлю отправила домой по 15 рублей с человека, затем нанялась доставить судно от Рыбинска до Васильсурска с оплатой по 13 рублей каждому. Затем бурлаки надеялись дойти до Астрахани и вернуться обратно. То есть, к середине лета заработали по 28 рублей каждый, но путина еще на закончилась. Значит, за сезон рублей 50-60 заработать могли. Много это или мало, сказать сложно. На хлеб, вероятно, зарабатывали, но как говорится в старинной русской пословице «Шилом моря не нагреешь, и от бурлачества не разбогатеешь».
Профессиональное бурлачество – был очень доходный бизнес. Работали только артелями, знали друг друга годами. Попасть в такую артель "с улицы" было почти не реально, ценился высокий рост и сила. После нескольких сезонов покупали дом, домашнюю скотину, женились.
Семье Веригиных в какой-то момент времени, скорее всего, удалось скопить достаточное количество средств, чтобы оставить этот тяжелый труд, переехать на новое место, и там заниматься земледельчеством и скотоводством.
Продолжение следует……
Фото: